Аптека Стол заказов Совет ветеранов Форум
Одноклассники ВКонтакте FaceBook Twitter Instagram RSS
ВСТУПИТЬ
В СООБЩА
785
24 августа 2017 Просмотров: 237 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Размер шрифта: AAAA

Опыт Мондрагонской кооперативной федерации пример для Краснообска

Думаю, что современному левому движению в своих теоретических и практических наработках следовало бы обратить более пристальное внимание на опыт Мондрагонской кооперативной федерации.

Речь не идёт о том, чтобы считать данную экономическую модель идеальной.

Капитализм ставит свой отпечаток на любые попытки построения островков справедливого общества. Не стал исключением и Мондрагон. Однако, Мондрагонская кооперативная федерация даёт модель социально-экономического развития, альтернативную как хищническому капитализму, так и централизованному социализму.

Считаю, что данный опыт следовало бы учесть в поиске социально-экономической системы, которая бы обеспечила социальную справедливость и экономическую эффективность, гармонию в отношениях между людьми и в отношениях между обществом и природой.

“Федерация Мондрагон особенно интересна для нас тем, что представляет собой,

 во-первых, пример наиболее продвинутого воплощения синтезного уклада,

во-вторых, является миниатюрным государством кооперативного социализма,

и в-третьих, интересна тем обстоятельством, что создавалась федерация в условиях, очень близких к нынешним условиям в России.

 

Любопытно и то, что, по мнению старых русских эмигрантов, испанцы по своему характеру более всех других близки к русским.

Не знаю, насколько верно это заключение, но история Испании действительно близка в определенных аспектах к русской истории.

Испания, как и Россия, поздно вышла из феодализма, и соответственно поздно, в конце XIX века, началось в Испании развитие капитализма. Видимый результат этого — плохая совместимость с капитализмом.

В 30-е годы прошедшего века Испания была второй после России страной, в которой началось очень серьезное и, что важно, мирное и демократическое развитие социализма, остановленное лишь фашистским мятежом генерала Франко, поддержанным Гитлером и Муссолини.

И может не случайно именно в Испании родилась и утвердилась наиболее развитая форма синтезного социализма — федерация Мондрагон.

Федерация эта не перестает вызывать интерес в западном мире, Мондрагон не перестают посещать ученые, журналисты, о ней продолжают публиковаться статьи и книги, сниматься телефильмы.

 

Общие и статистические данные

То, что началось в 1956 году с создания одной маленькой полукустарной мастерской по ремонту бытовых электроприборов, в которой работало 25 человек, в настоящее время представляет собой производственное объединение, включающее более 160 фирм, на которых занято более 35-ти тысяч работников.

В 1997 году общий объем продаж Мондрагона превысил 5 миллиардов долларов США, почти половина которых была выручена на экспорте.

Финансовые активы федерации составили более 7,5 миллиарда долларов.

В Испании предприятия Мондрагона являются лидерами в производстве бытовых электроприборов и станков, и являются третьими по величине в Европе поставщиками запчастей для автомобилей.

Предприятия федерации производят также робототехнику, автоматические линии для автозаводов Форда и Рено, горные экскаваторы, спутниковые антенны, дорогие автобусы, металлические конструкции, пресс-формы для различных изделий, оборудование для переработки и упаковки сельхозпродукции, ветровые двигатели и многое другое.

Специализированные фирмы федерации занимаются также техническим консалтингом и программным обеспечением.

Имеет Мондрагон и сельскохозяйственные товарищества, и сеть кооперативных супермаркетов — более 300 магазинов, разбросанных по всей провинции Басков. Федерация строит дома для своих работников и имеет большое число разнообразных технических училищ, четыре из них университетского уровня, имеет научно-прикладной центр из трех институтов, страховые и финансовые учреждения.

Мондрагонская федерация отличается уникально высоким показателем занятости и оплаты труда.

Это при том, что в Испании наблюдался самый большой в Европе уровень безработицы в 15—20%.

За 44 года, с момента создания, из всех фирм Мондрагона банкротство потерпели лишь три. Для сравнения: в США среди частных фирм и акционерных корпораций после первых пяти лет существования выживает в среднем только 20%!

Предприятия и учреждения Мондрагона отличаются так­же отсутствием коррупции.

Необходимо, наконец, отметить и такой важный факт, что районы размещения предприятий федерации до их создания отличались плохими экологическими условиями, а теперь это одни из самых благополучных в этом отношении районов Испании. Причина в том, что особый механизм расширенного воспроизводства федерации позволял создавать экологически весьма чистые предприятия.

История создания. Хосе Мария Аризмендарриета

В марте 1939 года испанские фашисты омерзительного карлика Франко с помощью вооруженных сил нацистской Германии и фашистской Италии и благодаря предательству Сталина одержали победу над республиканской армией Испании.

 

Эта победа окрылила фашистов и предрешила неизбежность второй мировой войны.

 

С уничтожением испанской демократической республики в Европе закончилась эпоха попыток утверждения марксистского “антитезисного” социализма, начатая в 1871 году созданием Парижской коммуны.

 

Распространение социализма в Восточной Европе после Второй Мировой войны не было органичным явлением: происходило с помощью советских войск и КГБ.

 С победой Франко в Испании установился жестокий террор. В списках сторонников республики, приговоренных фашистами к смерти, значилось и имя Хосе Марии Аризмендарриеты, священника, редактора антифашистской газеты в Басконии.

 Но из-за ошибки фашистов, принявших его за простого солдата, он остался в живых. И эта ошибка сохранила жизнь человеку, которому суждено было начать на практике эпоху утверждения “синтезного” социализма.

 О молодости Аризмендарриеты известно очень мало. (Родился он в 1915 г.) Сам он о себе, о своих идеях и деятельности ничего не писал (это очень странный феномен).

 Нет, видимо, пока и серьезных биографических исследований его жизни. И поэтому я, к сожалению, не смогу привести каких-нибудь интересных высказываний Дона Хосе (как его называли в Мондрагоне).

Известно лишь, что через несколько лет после окончания гражданской войны Аризмендарриета подпал под амнистию военнопленных, был выпущен из тюрьмы и вскоре после этого церковным начальством направлен священником в маленький провинциальный город Мондрагон в Басконии. Предыдущего настоятеля мондрагоновского прихода фашисты расстреляли.

 В те годы в провинции Басков господствовала атмосфера нищеты и подавленности. Вся Испания после гражданской войны находилась в тяжелом состоянии, но Баскония пострадала особенно сильно, и власти Франко там бесчинствовали сильнее чем где бы то ни было.

Промышленные предприятия были разрушены или бездействовали, свирепствовала безработица, особенно среди молодежи, капиталов для инвестиций не было: Испания до падения фашистского режима находилась в экономической изоляции.

Известно, что Дон Хосе самостоятельно изучал историю кооперативного движения и хотел было после войны поехать в Бельгию и поступить в университет города Левена, где уделялось большое внимание кооперативной теории и истории, но не получил разрешения церковного начальства прервать ради этого свою службу в Мондрагоне. Однако это не помешало (если не помогло!) молодому священнику прийти к собственным пионерским идеям по созданию кооперативов нового типа и их ассоциации.

В Басконии он не видел иного выхода для спасения от безработицы и разрухи, нежели попытаться начать создание таких кооперативов.

Начать он решил с основания кооперативного технического училища.

Аризмендарриета попытался было получить на это субсидию от властей и местных предпринимателей, но ничего не добился и решил обратиться за пожертвованиями к своим прихожанам.

Таким образом ему удалось собрать необходимые средства, и в 1943 году училище было открыто и приняло первых двадцать учеников.

За работой училища наблюдал комитет, избираемый родителями учеников. Читая лекции в этом училище по социологии и кооперативной теории, Аризмендарриета впервые формулирует свои идеи по созданию кооперативов нового типа (неизвестно, как характеризовал он их сам) и приобретает первых преданных учеников и врагов среди местных фашистов.

Среди тех и других за ним закрепляется прозвище “красного священника”.

Здесь пора отметить, что по отзывам людей, близко знавших Дона Хосе, он обладал яркой харизматической личностью.

Американский социолог Фред Фройндлих, несколько лет проживший в Мондрагоне, пишет: “Первым и самым важным уникальным фактором успеха федерации Мондрагон является личность Хосе Марии Аризмендарриеты. Говорил он всегда тихо, спокойно, оратором был неважным, но обладал потрясающим умением достойно держаться и убеждать своих слушателей. Аризмендарриета был сильным человеком и умел вдохновлять людей каким-то особым, ему одному присущим образом. Он пользовался огромным уважением среди своих учеников и рабочих.” (Доклад на конференции по вопросам кооперации в Вашингтонском Университете, май 1998 г.)

Мондрагон в развитии

В 1956 году пятеро учеников Аризмендарриеты создали под его неформальным руководством первое кооперативное предприятие сначала по ремонту, а потом и по производству бытовых электроприборов.

Назвали они его Улгор, по первым буквам фамилий основателей. Деньги на создание фабрики Дон Хосе вновь сумел собрать у своих прихожан, среди которых пользовался большим уважением и доверием.

 Это уже был кооператив нового, “синтезного” типа — основанный на принципе “Кто не работает, тот не владеет!” (И владеют все, кто работают.) И на принципе “Продукт труда — частная собственность его создателя!” То есть когда прибыль делится между работниками, а та ее часть, которая вкладывается на развитие производства, записывается на индивидуальные счета работников (остается их собственностью!), дает им проценты (как если бы они положили свои доли в Банк) и изымается ими при уходе с предприятия. И — никаких акций! Ну и разумеется — с полной внутренней демократией, опирающейся на принцип “один человек — один голос”.

Сейчас “Улгор” — одно из крупнейших в Испании предприятий, половина продукции которого идет на экспорт.

Вслед за Улгором учениками и сподвижниками Аризмендарриеты стали создаваться новые подобные же кооперативы. Сначала путем “почкования” и сбора необходимых средств с учредителей и потенциальных потребителей (в виде займов), а с 1959 года с помощью кооперативного банка нового типа, названного его создателями Народной Рабочей Кассой (Caja Laboral Popular).

Рассказывают, что когда Дон Хосе впервые предложил своим ученикам создать такой банк, они решили, что он тронулся. “Мы сказали ему, — рассказывают ученики, — что вчера мы были ремесленниками, потом — мастерами и инженерами. Сегодня — пытаемся научиться быть менеджерами. А теперь Вы хотите, чтобы мы стали банкирами. Это невозможно!”

Но Аризмендарриета убедил их, что это и возможно, и необходимо.

Для создания первоначального оборотного капитала Дон Хосе предложил воспользоваться пунктом закона, позволяющего кооперативным банкам платить проценты по вкладам на 1,5% больше банков государственных.

И расчетливые баски бросились вкладывать свои деньги в новый банк. Сказалось тут и высокое доверие к Аризмендарриете.

За 15 последующих лет с помощью Народной Кассы было создано 56 новых кооперативных предприятий, что обеспечивало региону прирост в среднем 800 новых рабочих мест в год.

Предприятия эти, как мы уже говорили, продавались Кассой по себестоимости и в рассрочку новым трудовым коллективам. В свою очередь старые и вновь образованные кооперативные предприятия ежегодно вкладывают в Кассу 13% своей прибыли. Кредиты от Кассы кооперативы получают под символический процент.

Американский экономист Дэвид Эллерман, о котором мы уже упоминали, очень хорошо охарактеризовал роль Народной Кассы — как “общественное предпринимательство”.

Как развивалась деятельность Народной Кассы

Вначале чаще всего инициаторами создания новых кооперативов выступали жители региона.

Группа местных граждан приходила в Кассу и просила субсидии и помощи в организации нового предприятия.

Сотрудники Кассы поначалу их как правило пытались отговаривать, объясняя — как трудно начать работу новому кооперативу, насколько неустойчив рынок и как много усилий им потребуется, чтобы осуществить свое намерение.

В том числе каждому придется внести вступительный взнос. (Взносы эти можно было брать в долг в Кассе под маленький процент. Вначале взнос был равен 2.000 долларов, потом, с усложнением и удорожанием создаваемых предприятий, стал расти и в 1991 г. достиг 10.000 долларов.)

Если просители оставались непоколебимы в своем решении создать новый кооператив, эксперты Кассы проводили предварительный анализ их проекта и (при положительном заключении) предлагали выбрать представителя для постоянных взаимоотношений с Кассой (впоследствии он, как правило, становился управляющим новым кооперативом), включали представителя в состав персонала Кассы, и вместе с ним и его группой специалисты Кассы начинали готовить детальный проект нового кооператива.

При этом представителю группы в течение полутора или двух лет (срок необходимый для создания проекта) выплачивалась зарплата, которую впоследствии нужно было возвращать из доходов предприятия, как и всю субсидию на его строительство.

Субсидии Кассы в целом составляют 60% от себестоимости создания предприятия. 20% вносит трудовой коллектив (из вступительных взносов работников) и 20% — внимание! — министерство труда из государственного фонда содействия созданию новых рабочих мест.

В первые годы государство не помогало, и Кассе приходилось вносить больше 60%. Помогать стало, когда убедилось в эффективности работы Кассы и жизнеспособности новых кооперативов.

Но тут надо отметить, что и кооперативы Мондрагона, в соответствии с испанским законодательством, 10% от своих прибылей отдают на социальные нужды региона. Субсидии Кассы для создания кооперативных предприятий выдаются на определенный срок, в зависимости от характера создаваемого предприятия.

В случае, если субсидии в установленное время не гасятся, Касса начинает взимать проценты, которые со временем поэтапно возрастают.

С течением времени окрепшая и разбогатевшая Народная Касса начала уже и сама определять создание новых предприятий, исходя из нужд жителей региона и анализа рыночной конъюнктуры, начала заниматься перспективным планированием капиталовложений.

Решив создавать какое-либо предприятие, Касса собирает для него трудовой коллектив и проводит необходимое обучение будущих работников принципам ведения кооперативного хозяйства.

Касса, к примеру, создала сеть кооперативов для женщин, которых в Испании с большой неохотой берут на работу частные фирмы.

В том числе были созданы кооперативы по приготовлению и доставке обедов на дом или в учреждения, затем — рестораны, детские сады (члены кооперативов за содержание в них своих детей платят очень немного) и другие специфические предприятия сервиса.

В течение первых трех лет Касса помогает новым коллективам управлять своими предприятиями, командируя своих специалистов в их Советы директоров.

В этот период Касса покрывает также и убытки новых кооперативов, если они возникают (ссуды на покрытие убытков тоже потом выплачиваются в Кассу.)

После выплаты кооперативом субсидий командированные в помощь ему менеджеры возвращаются назад в Кассу, но в случае появления серьезных проблем вновь приходят на помощь.

В период общего экономического спада в стране Касса нередко прибегает к конверсии разоряющихся частных фирм в кооперативы, если находит, что фирмы в этом случае смогут выжить, ну и разумеется, при наличии желания у их работников на конверсию.

В периоды стагнации Народная Касса буквально осаждается представителями гибнущих частных фирм, просящих помощи в превращении их фирм в кооперативы! Нашим фанам капитализма есть тут над чем подумать!

Вспомним и наш прогноз о том, что в развитом обществе кооперативного социализма без всякого насилия исчезнут капиталистические предприятия, так как кооперативные фирмы постепенно перетянут к себе всех наемных работников из капиталистического сектора.

Начав свою деятельность с крохотной комнатки, горстки сотрудников и мизерного капитала, Народная Рабочая Касса в 90-е годы имела уже 6 миллиардов долларов вкладов и 250 филиалов по всей Басконии.

Для проведения расширенного воспроизводства со временем был создан специальный Предпринимательский отдел, который в свою очередь был впоследствии разбит на шесть подотделов. (Исследовательский — для изучения конъюнктуры рынка, промышленный, сельскохозяйственный, консалтинговый, аудиторский, информационный и городского строительства.)

Касса вместе с кооперативами финансировала создание учебных и научно-исследовательских заведений федерации и строительство домов для работников федерации.

В 80-е годы с ростом нагрузки Предпринимательский отдел был выделен из Кассы в самостоятельное кооперативное учреждение — Центральный Межкооперативный Фонд, а для консультирования новых коллективов были созданы два отдельных кооператива АКС Консалтинг и ЛКС Инженеринг.

Здесь мы в очередной раз видим характерную для принадлежащих работникам компаний тенденцию к дроблению и автономизации управленческих звеньев, чтобы не затруднять внутреннюю демократию и не создавать почвы для бюрократизации и коррупции.

Отметим также, что Народная Касса и выделившийся из нее Межкооперативный Фонд при создании новых предприятий стремятся, чтобы они были по возможности не слишком большими по числу работников.

Не более 500 человек. А если это по технологическим причинам невозможно, то закладывается максимальная автономизация подразделений.

Работники-собственники хотят иметь ощутимую внутреннюю демократию и большую экономическую эффективность. Когда же предприятие имеет много неавтономных подразделений, всегда могут найтись такие из них, которые будут работать хуже и висеть на шее тех, кто работает лучше. Незаинтересованность в создании больших предприятий — важное качество социалистических кооперативов. Для выполнения сложных заказов кооперативы создают временные технологические объединения суверенных предприятий требуемого профиля.

Кооперативы второго ряда

В федерации по мере ее развития стали создаваться кооперативы второго ряда для поддержки производственных кооперативов.

К таким кооперативам фактически относится и Народная Рабочая Касса, с ее дочерними отделениями.

Важнейшим из кооперативов второго ряда является созданный по предложению Аризмендарриеты в 1974 году научно-исследовательский и конструкторский институт Икерлан.

Вслед за ним были созданы еще два научных кооператива поменьше.

Их работа обеспечивает технологический прогресс всей федерации, ее конкурентоспособность.

Эти институты завоевали в Испании широкое признание, и их услуги (за высокую плату!) стремятся получить многие частные компании.

Далее по важности следуют кооперативные учебные заведения.

Их развитие поражает. В федерации создано более 100 начальных школ, руководят которыми совместно учителя и родители, и 14 технических колледжей, четыре из которых университетского уровня, специализирующиеся на инженерном образовании, на бизнесе и менеджменте, на социальных программах и на педагогике.

Кроме того Касса финансирует обучение кооперативной молодежи и в лучших университетах Европы.

Научно-конструкторские институты обеспечивают повышение квалификации работников всех уровней и профессий.

Созданы при них и специальные курсы для переквалификации сокращаемых работников, чтобы они могли работать в других кооперативах, испытывающих дефицит рабочих рук.

По испанским законам, все работники федерации считаются предпринимателями, и на них не распространяется система государственного социального и пенсионного страхования. Поэтому Мондрагону пришлось создать и мощный кооператив по оказанию социальных услуг своим работникам, при котором затем возникли самостоятельная страховая и пенсионная компании.

В федерации учрежден также кооператив второго ряда по экспортным операциям, включая организацию собственной коммерческой сети за пределами Испании, кооператив патентной службы, компании по продаже технологий и строительству промышленных объектов в других странах.

Советы директоров всех кооперативов второго ряда наполовину состоят из представителей кооперативов первого ряда (производственных), которые их финансируют.

Структура управления Мондрагона

Поначалу все управление и координация проводились Народной Рабочей Кассой, работавшей под контролем Наблюдательного Совета, состоявшего из представителей всех производственных кооперативов федерации.

С увеличением численности кооперативов, с появлением кооперативов второго ряда и соответственным усложнением работы Кассы был создан в 1985 году Конгресс федерации — фактически ее парламент, формируемый также из представителей кооперативов.

Конгресс собирается один-два раза в год и определяет стратегическое развитие федерации в целом.

Затем избирает Генеральный Совет — правительство федерации. Одна из важнейших задач этого Совета — наблюдение за деятельностью Народной Кассы во исполнение стратегических решений Конгресса.

Параллельно с формированием высших властных органов, кооперативы были разбиты на 7 групп для совместного планирования занятости, для взаимопомощи в маркетинге, правовых услугах и т.д. Первоначально эти группы были созданы на территориальной основе, по районам.

В конце 80-х годов Конгресс федерации принял решение о переформировании групп с территориального на производственный, отраслевой принцип, чтобы облегчить производственную кооперацию между фирмами для более успешного выполнения сложных контрактов.

В 1991 году была произведена очередная реконструкция структуры управления федерацией. Был учрежден пост Президента федерации. При Конгрессе была создана Постоянная Комиссия из руководителей групп и кооперативов, этакий президиум парламента. Этой Комиссии в частности вменили в обязанность выдвигать кандидатуру Президента для утверждения ее в Конгрессе.

В свою очередь Президенту было дано право предлагать кандидатуры членов Генерального Совета, который стал формироваться из вице-президентов и директоров промышленных групп.

Почему исполнительные органы формируются исключительно из менеджеров? Да потому, что федерация, хотя и близка к государственному образованию, все-таки остается производственным объединением.

Важной службой федерации является и Социальный Совет, существующий с конца 60-х годов во всех кооперативах. Его прерогатива следить за условиями труда и отдыха, взаимоотношениями между рядовыми работниками и менеджментом, и прочими социальными проблемами. То есть в его ведении вопросы, близкие к тем, которыми занимаются профсоюзы на капиталистических и государственных предприятиях. Первые годы после создания Социальный Совет имел совещательный голос, но затем приобрел решающий голос в рамках его компетенции.

Развитие управленческой структуры федерации отличает большая гибкость и способность перестраиваться с изменением внешних и внутренних условий. Развивается она при этом преимущественно по эволюционному принципу — не ликвидируя существующие службы, а разделяя их по функциям и надстраивая высшие уровни координации.

Отсутствие безработицы в Мондрагоне

Одним из самых выдающихся результатов Мондрагона считается то обстоятельство, что федерация не имеет себе равных в капиталистическом мире по показателю занятости.

За 40 с лишним лет существования федерации в Испании произошло несколько экономических спадов, приводивших к резкому усилению безработицы, но в Мондрагоне ни разу не было выброса безработных, и непрерывно, лишь с разной скоростью, росло число рабочих мест.

Объясняется это беспрецедентное явление рядом причин.

Прежде всего кооперативы Мондрагона, опираясь на свою Народную Кассу, в случае ухудшения конъюнктуры для какой-либо их продукции налаживают выпуск другой пользующейся спросом продукции.

Затем одни кооперативы, как мы уже отмечали, имеют возможность передавать ставших лишними сотрудников на другие предприятия федерации, где ощущается дефицит рабочей силы.

При необходимости они имеют и возможность послать своих лишних работников на федеральные курсы переподготовки и повышения квалификации, чтобы затем использовать их у себя в новом качестве или в других кооперативах.

За время переподготовки работники получают 80% от своей последней зарплаты. (Плюс проценты со своей доли в капитале их компании!)

Важной причиной отсутствия безработицы в Мондрагоне является и то обстоятельство, что его компании почти не знают банкротств, в то время как в капиталистическом мире это является главным источником безработицы.

Наконец, в последние годы, после вступления Испании в Общий рынок и т.н. глобализации капиталистической экономики, приведшей к дестабилизации внутренних национальных рынков, компании Мондрагона вынуждены были увеличить до 10—12% число временных наемных рабочих (от общего числа работников федерации), используя их в качестве буфера при колебаниях спроса: в случае его падения временные работники увольняются.

Такое поведение кооперативных компаний, разумеется, вызывает дискуссии как внутри федерации, так и вне ее. Но что тут поделаешь, Мондрагон все-таки остается щепкой в капиталистическом мире. Однако к чести федерации — она пытается смягчить проблему временных работников: сейчас они получили специальный статус, дающий им на время работы право на часть прибыли и право голоса по всем касающимся их вопросам.

Регулирование социальных условий

Я еще раз хочу обратить внимание читателя на то положение, что среди основных теоретиков и практиков “синтезного” уклада нет марксистов. Зато современные марксисты составляют основную массу критиков Мондрагона, смыкаясь тут, как и положено, с критиками справа, с радикальными антикоммунистами.

Марксисты видят в Мондрагоне попытку придать капитализму человеческое лицо, а антикоммунисты наоборот — видят в мондрагонских кооперативах троянского коня коммунизма!

И те и другие очень любят вспоминать, что в 1974 году в Мондрагоне случилась забастовка на самом большом и старейшем предприятии Улгор.

Причиной этой единственной в истории федерации забастовки стало несогласие меньшинства работников кооператива (22% ) с новой системой оплаты труда, невыгодной этому меньшинству.

Стачка естественно не имела успеха, всех забастовщиков поначалу уволили, но затем предоставили право вернуться, чем они все и воспользовались.

Уволили несогласных ввиду того, что они являются совладельцами компании и бастовать не имеют права.

Если не согласны с мнением большинства, могут уходить, отделяться, забирая свою долю капитала.

Восстановили потому, что уволенные согласились с решением большинства.

Но эта забастовка явилась толчком к значительным переменам во внутренних порядках федерации.

Кроме забастовки поводом к внутренним реформам послужило и ослабление активности и добросовестности среди ряда категорий работников, замеченное социологами федерации.

Именно тогда Социальный Совет был наделен правом решающего голоса в касающихся его вопросах.

В свою очередь члены Совета стали изучать идеи и меры по гуманизации труда, существующие в других странах.

Совет и руководство федерации, в частности, обратились за помощью к известному специалисту по демократизации и гуманизации управления норвежцу Эйнару Торсруду, и он помог разработать несколько проектов по реорганизации рабочих мест, увеличивающих полномочия каждого работника.

Было решено кроме того полностью отказаться от тейлоровской системы организации труда. Конвейерная сборка была заменена бригадной, а конвейеры — сборочными столами, что позволило членам бригады в процессе сборки при необходимости и желании сменять друг друга на различных операциях.

Для сравнения, на капиталистических предприятиях рабочие у конвейеров работают сейчас с памперсами, чтобы ни на минуту не отлучаться со своего места!

 

В кооперативах Мондрагона произошел также переход к самоуправляющимся автономным рабочим группам, самостоятельно решающим все производственные вопросы, и была в связи с этим ликвидирована должность мастера.

Стали создаваться по японскому образцу и “кружки качества”, в которых работники разрабатывают меры повышения качества продукции.

Все эти перемены дали положительный результат: возросли активность и добросовестность, и наибольший эффект был отмечен при работе как с наиболее примитивной, так и с наиболее наукоемкой технологией.

Отметим для себя, что руководители и работники Мондрагона, так далеко ушедшие вперед в демократизации труда и предпринимательства, не гнушались, как видим, изучать чужой опыт.

Для сравнения: в России я предлагал одному богатому директору предприятия, утверждавшему, что его работники являются совладельцами, профинансировать телевизионную экспедицию в Мондрагон, и получил ответ в том смысле, что кому это интересно.

 “Снимайте мое предприятие: мы гораздо дальше продвинулись!”

При этом о Мондрагоне он толком ничего не знал, а у себя на предприятии в реальности установил порядки, близкие к помещичьим.

Это пристрастие к безудержному хвастовству, вранью и вопиющее отсутствие любопытства к чужому опыту характерно для значительного числа российских “деловых людей” и является, видимо, одной из причин нашей печальной жизни. На Западе мне ничего подобного встречать не приходилось.

Несколько слов о специфических причинах феноменального успеха Мондрагона.

Кроме роли личности Аризмендарриеты, что многие западные обозреватели ставят на первое место, они указывают и на условия, в которых начала развиваться федерация. А именно, в условиях закрытости от внешней конкуренции ввиду изоляции франкистского режима. Не было при этом, конечно, и зарубежных инвестиций. Но кооперативные объединения, как показывает опыт (и не только испанский), способны эффективно использовать внутренние ресурсы и давать значительно большую отдачу на вложенные средства, нежели предприятия капиталистические. Ко времени падения фашистского режима, когда Испания открылась для западной экономики, кооперативы Мондрагона уже набрались силы, наладили конкурентоспособное производство и смогли выдержать давление западного импорта.

Еще одну причину успеха Мондрагона, западные обозреватели видят в общинных связях и традициях коллективного хозяйствования, сохранившихся в Испании, и особенно в Басконии.

Это уже возвращает нас к мнению старых русских эмигрантов о схожести испанского народа с русским.

Но объединение, подобное Мондрагону, создано сейчас и в США — Ассоциация Производственных Кооперативов.

Еще раз хочу остановиться на критике в адрес Мондрагона со стороны главным образом марксистов.

Они утверждают, что в федерации установились чуть ли не авторитарные порядки, и делают вывод о порочности мондрагоновской модели.

За авторитаризм они выдают здоровую, устоявшуюся дисциплину и сработанность мондрагоновских коллективов.

Но важно подчеркнуть, что даже если бы утверждения марксистов соответствовали действительности, то они не имели бы никакого отношения к т.н. мондрагоновской модели как таковой.

В федерации около 160 компаний, и внутренние порядки и атмосфера в них, разумеется, неодинаковы. Суть же всех этих 160 моделей, как и других, вне Мондрагона, прежде всего во внутренней демократии.

И если какой-либо трудовой коллектив не может или не хочет сохранять демократические порядки, то модель кооператива здесь ни при чем.

К примеру, немцы в период Веймарской республики не смогли или не захотели сохранить у себя демократический строй, допустили до власти нацистов, но кто же из нормальных людей возьмется утверждать, что причина тут была в порочности демократии как таковой?

* * *

В заключение я хочу вернуться к роли Хосе Марии Аризмендарриеты. Главная его сила, на мой взгляд, не только и не столько в его харизматичности, сколько в его способности сопереживать людям и генерировать плодотворные идеи, исходя из глубокого понимании сути жизни и психологии человека.

Роль Аризмендарриеты в истории в полном объеме будет осознана, видимо, лишь в будущем. (Если оно у человечества будет!) Дон Хосе, быть может, сам того не осознавая, помог открыть дверь в это будущее — в постклассовую эпоху, эпоху взрослого, экстровертированного человечества, помог открыть выход к спасению человечества.

Умер Хосе Мария в 1976 году. Ученики и коллеги создали в Мондрагоне его мемориальный музей. Но такие люди не должны были бы умирать! Хотя бы до полной победы их дела.

Примечание. В описании Мондрагона я опирался более всего на след. источники. На доклад д-ра Фреда Фройндлиха на конференции по вопросам кооперации в Вашингтонском Университете, 23-25 мая 1998 г.; на отчет Валерия Рутгайзера и А. Толстых для ВЦИОМ АН СССР, ноябрь 1989 г.; на данные из книги Д.Симонса и У. Мэрса “Как стать собственником”, Москва, 1993 г.; на данные из книги А.Колганова “Коллективная собственность и коллективное предпринимательство”, Москва, 1993 г.; и на данные, собранные в моей предыдущей книге “Самоуправление”, Москва, 1992 г.”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *